Голодные, замерзшие, зато не под пулями: как украинские беженцы осваиваются в Польше

Голодные, замерзшие, зато не под пулями: как украинские беженцы осваиваются в Польше

Более двух миллионов украинцев сбежали от путинской агрессии в Польшу.

Там отнеслись к беженцам более, чем с пониманием – поляки искренне приняли украинцев и заботятся, чтобы они были в комфорте. «Апостроф» узнавал, как чувствуют себя наши земляки, какую помощь получают и как сами поляки относятся к войне.

Поддержка – на каждом шагу

Гостеприимство Польши приятно удивляет сразу после пересечения границы. Получив в паспорте «печать», люди попадают в продуктовый рай, где они могут взять себе все, что захотят: печенье, фрукты, воду, детское питание, памперсы, влажные салфетки. Дальше – больше. Гостеприимные поляки с удовольствием угощают прибывших горячими блюдами и напитками.

Теперь понятно, почему такая очередь на границе.

Далее тех, кому удалось пересечь границу, ждет целая толпа журналистов и фотографов. Здесь не только польские медиа. Снять момент встречи беженцев-украинцев с родными, родственниками, друзьями хотят журналисты из многих стран. Для щемящих кадров специально едут на польско-украинскую границу. Рядом стоят люди с плакатами, на которых написано, что они могут бесплатно подвезти украинцев в Варшаву, Краков, Вроцлав или другой город в Польше.

Семья Ковалевских (фамилия изменена) едет из Тернопольской области. Мама, две взрослые дочери и их 9-летняя сестра имеют одно место в автобусе на четверых. Сидят поочередно, малышку держат тоже поочередно на руках. В Польше, прямо на границе, их ждет папа. Рассказывают, что к границе им приходилось идти пешком 50 (!) километров с огромными чемоданами. И оба чемодана сломались. Это было ночью.

«Пришлось посреди ночной трассы собирать одежду, — рассказывают мама и старшие дочери. — Может, что-то и потеряли там в кустах. Пошли в первый попавшийся дом просить какие-то сумки для вещей. Нам повсюду отказывали, но в одном доме все же нашлась добрая женщина И представьте, она нам подарила целый чемодан! Говорит, он все равно старый, и я им не пользуюсь. А тот чемодан еще больше нашего«.

Территория Польши – вся в желто-голубых флагах и словах поддержки Украине. В СМИ – все об Украине, на остановках польских городов слышны разговоры об Украине. Взрослые цитируют крылатую фразу украинских защитников о российском корабле, юные ребята вслух мечтают о красивых украинских девушках. В магазине украинский акцент умиляет уставшее после дневной смены сердце продавщицы.

Тяжелая дорога к безопасности

Кого-то ждут, но многие украинские беженцы приехали в Польшу наудачу. Одной из них была киевлянка Юлия, которая вместе с 14-летним сыном прибыла в Краков.

«Мы ехали три дня, — говорит женщина. — Мылись и приводили себя в порядок в туалете. Больше суток стояли на польско-украинской границе».

Говорит, решилась ехать только из-за сына. На Троещине, где они живут, в первые дни было очень неспокойно.

«Спать не могли, и вообще расслабиться. У нас там и хранилища-то нет рядом. Хотели и бабушку брать, но в последний момент она решила остаться – говорит, не выдержит дороги. И потом я поняла, что такой дороги она действительно могла не выдержать», — говорит Юлия.

Путешествие началось еще с родного Киева, ведь с Троещины до вокзала пришлось добираться пешком. Потом – поездка во Львов в вагоне, где люди разве что не сидели друг у друга на голове.

«Собаки, коты, дети на полу. Ну и вообще там не было спальных мест — лавочки, как в обычной постсоветской электричке, — говорит Юлия. — В полночь приехали во Львов, а там же комендантский час. Надо было зарегистрироваться, подождать. Увезли нас потом в районную администрацию, тщательно проверили, чтобы случайно мы не имели при себе каких-либо наркотиков или оружия, после чего поселили в одну из львовских школ. Хочу поблагодарить львовскую школу №3 и ее директора! Он собрал группу на автобус и, чтобы больше не ехать на вокзал, этот автобус отвез нас прямо к польской границе».

Границу проходили пешком. Стояли более 13 часов – в толпе людей, от которой страшно, потому что она может и зажать, без еды и на холоде. Многие были с маленькими детьми, животными.

«Если честно, то паника была у всех ужасная. Особенно у детей. Они плакали, рвали. Были даже припадки. Нервы сдавали невероятно, — говорит Юлия. — Хорошо, что хоть снега не было. Со снегом мы бы вряд ли там выстояли».

После пересечения польской границы удалось наконец-то согреться одеялом и теплым чаем, которые получили от польских волонтеров, поесть. Но дальше то куда? У женщины здесь нет никого. Никаких связей.

«Девушка ехала в Краков, и мы поехали с ней, — говорит Юлия. — Мне все равно было куда. Краков видела когда-то по телевизору, понравился город».

В Краков приехали ночью и до утра были на вокзале. Там, кстати, тоже обустроили пункт для беженцев – с одеялом, чаем, едой и вещами, в случае необходимости. Все это на вокзал приносят небезразличные жители города. На вокзале Юлии сказали, что совсем недалеко есть центр, где беглым украинцам помогают с жильем.

Поляки открывают дверь

В настоящее время в одном из помещений театра Словацкого в Кракове расположился волонтерский центр помощи украинским беженцам. Здесь прибывших украинцев кормят, помогают информационно, а главное – ищут, где они могут поселиться на время.

«Центр открылся во второй день войны, — рассказывает польский волонтер Дастин Щур. — Мы занимаемся поиском жилья для людей, прибывающих из Украины. Они могут переночевать и здесь — если, например, приедут поздно или сразу им не находится жилье. Здесь можно остановиться на 1-2 суток. Дольше вряд ли, потому что ограниченное количество мест».

Волонтеры в центре ищут людей, готовых поселить у себя украинскую семью. Когда таких находят – обустраивают пришельцев. Помимо этого волонтеры интересуются, что нужно той или иной семье и стараются как можно эффективнее направить свою помощь.

«Спрашивал людей, что больше всего им нужно. Честно говорят, больше всего нужно, чтобы был в Украине мир. Многие люди хотят вернуться назад. Многим нужна работа, потому что они не хотят сидеть у кого-то на шее и ждать, что им помогут. А хотят сами заработать на свое жилье — даже на пару месяцев. Они благодарны, что поляки помогают, но тоже хотят помочь», — говорит Дастин.

Ирина живет с мужем в Кракове уже 9 месяцев. Сейчас помогает лучшей подруге Ольге, приехавшей из Харькова с двумя маленькими детьми. У себя поселить не может, потому что сами арендуют жилье. С помощью волонтерского центра нашли для Ольги и ее малыша семью в пригороде. Теперь ждут, пока гостеприимные хозяева приедут на своем автомобиле и заберут к себе.

«Нам бы хоть отдохнуть с дороги, — признается Ольга. — Добирались двое суток, дети не спали, устали. Дальше будем что-то думать, а пока хотя бы просто выспаться».

Нашла свою семью и наша героиня Юлия с сыном. Теперь ждет, пока их заберут. И надо же, в центре Кракова встретить почти своих соседей – земляков из Дарницы. Были слезы, объятия. Это уже пожилая пара, бежавшая из Киева после первого попадания ракеты в жилой дом.

«Начинает бахать, и видим зарево – летят по 20-30 эти грады, а у нас стены и окна начинают ходить ходуном. Мы тогда минут за 5 собрались. Ехали на своей машине. Шесть часов стояли на мосту на Нивках. Ехали какими-то полями, по ямам», — рассказывает Людмила.

Украинцы не устают благодарить соседей за невероятную лояльность. Говорят, не ждали такого.

«Вы же обязательно напишите, что мы всем полякам очень, очень благодарны, — говорят Людмила и Юлия. — И пусть простят нас за то, что есть среди нас всякие люди. Знаю, что некоторые ведут себя не очень корректно. Нам за них очень стыдно! Но у нас не все такие. Спасибо за поддержку и такую помощь! Поляки – вы невероятны!»

Польша и Украина – едины

Эвелина – молодая девушка, работающая в одной из правительственных организаций в Кракове.

Она одна из тех, кто приютил вынужденных беглецов. Девушка открыла дверь своего дома для автора этих строк, которой пришлось срочно выехать из Киева из-за чрезмерной близости врага к киевской квартире и отсутствия адекватного убежища поблизости.

«Помощь – это в принципе подход здравого человека. Каждый нормальный человек на моем месте сделал бы то же самое. Помимо того, глядя на то, что происходит в Украине, и как страдают беженцы – это очень странно не помогать», — говорит Эвелина, которая с рождения живет в Кракове.

Но у Эвелины еще и парень из Украины. Поэтому лично для нее эта помощь имеет еще большее значение – для девушки важно все, что связано с любимым.

«Слухи о войне давно были, но никто к ним серьезно не относился, — говорит Эвелина. — Но однажды утром встала, включила радио и услышала, что в 5 утра атаковали Киев. Начала читать интернет и ужаснулась. На работе, несмотря на кучу проблем и сам по себе сложный период, только и разговоры что об Украине… И страх постепенно нарастал… Ведь известно, что если о чем-то много говорят, это вызывает обострение панических настроений. Особо страшно стало после того, как узнала, что напали на город Сумы. Ведь мой парень из Сум».

Эвелина говорит, что солидарность с Украиной проявляется по многим причинам. Кроме обычного человеческого чувства эмпатии, отмечает многие общие черты: история, менталитет, привычки. Связь строилась поколениями.

«Из истории знаем, что Польшу всегда кто-то оккупировал, – говорит Эвелина. – И у нее всегда было послевоенное прошлое. И поляки, особенно представители старшего поколения, знают, что такое война. На протяжении истории мы это чувствовали на себе. Война – достаточно знакомое слово для поляков».

Сейчас же с Украиной их объединяет общее настоящее. Это и молодежь, которая учится в Польше, а затем идет на практику, и общие с украинцами мероприятия, и украинские работники, и даже туристы, которые фотографируются на площади Рынок.

«Мы очень ценим то, что украинцы любят Польшу. Им нравится здесь учиться, работать, и в этом нам очень помогают. Мы ценим ваших рабочих, которых много и на строительстве, и в офисах. А еще Украина от нас совсем близко. И мы очень связаны со Львовом. Львов – малый Краков. Конечно, когда-то с Украиной были конфликты, но молодежь этого не помнит», — говорит девушка.

На вопрос, боятся ли поляки, что Путин нападет и на них – кивает головой. Ибо от безумного диктатора уже неизвестно, чего ждать.

«Конечно, мы в НАТО и вроде как имеем защиту. Но и о Киеве тоже так думали. Думали, Путин не нападет на Киев, но напал. Поэтому политика Путина никому непонятна, и это вызывает страх. Да, в России нет ресурса, и вообще ей невыгодно нападать на Польшу. Но все же мысли, что на нас нападут, присутствуют, и поляки не очень верят, что другие страны нам помогут, — говорит Эвелина. — Кто знает, что в голове у человека, который атакует жилые дома, убивает мирных жителей и закрывает гуманитарные коридоры? Кто знает, может ли он напасть на Польшу?»

Но все же предпочитают об этом не думать – так, как не думали украинцы, когда у них было мирное небо. Тем временем поляки изо всех сил стремятся отвлечь наших земляков от моральной травмы, которую каждый раз наносит новая бомбардировка. Например, беженцы из Украины могут бесплатно или же за символическую плату посещать музеи. А филармония, опера и другие культурные центры не устают проводить благотворительные мероприятия, средства от которых направляются на помощь пострадавшим украинцам.